Главная Новости Культура Человек с большой буквы.

Человек с большой буквы.

5 октября в Центральной городской библиотеке имени Рутмана прошли VIII «Рутманские чтения», под названием «Листая прошлого страницы».

Как несложно догадаться, они были посвящены памяти нашего земляка Исаака Яковлевича Рутмана – краеведа и первого Почётному гражданина города Советска. Приехав в наш город в 1956 году со своей семьей, молодой тогда ещё специалист приехал начал собирать всё, что относилось к истории этой земли, ставшей ему родной: целую и разбитую посуду, вещи, значки, награды, бумаги и газеты. Постепенно благодаря такому кропотливому труду он написал книгу «Из Советска в Тильзит», рассказав о наследстве, доставшемся советским людям от жителей прусского города. А ещё Рутман писал стихи, в которых пытался осмыслить след, оставляемый нами в жизни:

Уходит год неспешно и незримо.

Над вечностью смеется циферблат.

А жизнь бежит, бежит неумолимо,

«Рутманские чтения» — это встреча друзей.

И не вернуть мгновения назад.

Летят года минутами, часами,

И крутят стрелки чьею – то судьбой,

Что сделано тобой? И мной? И нами?

Как мы встречаем год очередной?

На встречах в библиотеке, носящей имя этого Почётного гражданина Советска, присутствовали его супруга Зинаида Владимировна и сын Михаил Исаакович. Дочь Елена Исааковна в этом году приехать не смогла.

Михаил Рутман: «Всё моё детство – это толпы людей, которые шли через наш дом!»

Михаил Рутман – сын Исаака Рутмана: «Я считаю, что человек живёт памятью о месте где живёт он, где родились его предки. Это осознание своих корней и идентичности. Мой отец обладал невероятной интуицией в этом вопросе. В то время, когда земля бывшей Восточной Пруссии осваивалась советскими переселенцами и на её периоде до 45-го года был поставлен крест, отец сказал, что так быть не должно. Не бывает истории не нашей. Она вся наша и непрерывна. Как только мы это осознаем, начнём жить лучше. Не так как манкурты у Айтматова – люди с отключенными мозгами. Наше общество долго жило в состоянии манкуртизма: это было, а этого не было и если кто скажет, что оно было, тому не поздоровится! Но появился Исаак Рутман, который своей наивностью переломил такое отношение, доказав, что мы все в историческом общем процессе и нельзя отказываться от того, чтобы было на этой земле до нас. Невероятного обаяния человек был. Однажды, в 80-е годы, он путешествовал по Архангельской области на теплоходе, где-то там по Двине. И вдруг из толпы пассажиров на шею ему бросается женщина. Немолодая уже. Расцеловала его и говорит: «Я из первого выпуска вашего, 56-го года!» То есть прошло 30 лет, а его невозможно было забыть. Такой он был. Это относится и к студентам, и к гостям нашего дома. Всё моё детство – это толпы людей, которые шли через наш дом! Вот 30 человек сгрудились над столом, а отец вытаскивает старинные вещи из шкафа, раскладывает и рассказывает про них. Собирались. Я сейчас думаю – как он не боялся за эти вещи, которые дороже золота и бриллиантов? Было ведь два момента, когда с выставки украли пару экспонатов его. Например, наперстный крест священника 1812 года… Отец сильно переживал, но через несколько дней его принесли обратно. Нашли прямо в рейсовом автобусе в Советске. Видимо вор думал, что это драгоценный метал, а это была медь. Он ножиком по украшению провёл и поскольку медь мягкая, срезал чуток ребро. Ну а кому нужно не золото? Выбросили. Другой бы понаставил дверей, замков хренову тучу чтобы сохранить коллекцию, а отец никогда этого не делал. Был прост и всегда делился своими находками с окружающими. Святой человек был в этом смысле!»

Зинаида Максимова уже в очень почтенном возрасте — ей почти 90 лет…

Зинаида Владимировна рассказала гостям чтений о том, как они с Исааком приехали в Советск молодыми специалистами после питерского института. У её мужа тогда уже за плечами были шесть лет службы в армии. Начиная с 1944 года он, совсем ещё мальчик охранял склады на Финском фронте. Только после этого он закончил 10 класс и в 1951 году познакомился с будущей женой. Зинаида Владимировна тогда, как отличница получала Сталинскую стипендию – 80 рублей, больше, чем зарплата инженера…

Зинаида Максимова – жена Исаака Рутмана: «Мы познакомились в институте питерском. Я в кинотехникуме начинала, а затем уже поступила в институт, куда Исаак попал не от хорошей жизни. В то время началась антиеврейская компания и ему не удалось поступить в университет, а его мама Елена Соломоновна попала под гонения. До этого она была главным врачом, бравая такая женщина, выпускница Женского медицинского института в Петербурге. Туда она приехала в 20-е годы и после выпуска сделала карьеру, но после войны всё изменилось. Моя будущая свекровь, искренне преданная советской власти, потеряла должность и была исключена из партии. Она так тяжело это переживала, что заболела и слегла. Я тогда жила у тёти в большой коммуналке: 33 человека из 11 семей! Среди них была одна еврейская пара, которая очень трепетно ко мне относилась, беспокоилась за мою жизнь. И вот именно они дали нам с Исааком адрес врача, который мог помочь Елене Соломоновне. Он нас принял, выслушал и мы его отвезли к матери на такси. Не знаю о чём они с ней говорили за закрытыми дверями, но после его визита и рекомендаций она постепенно поправилась и вышла на работу, прожила 80 лет и умерла в день своего рождения 1 января. Но главврачом она уже не стала никогда».

Галина Уткина и её коллеги очень ответственно походят к проведению чтений.

«Рутманские чтения» имеют свободный формат и представляют собой встречу друзей, которые делятся воспоминаниями обо всём, что связано с нашим именитым земляком после, приурочив встречи к его дню рождения 4 октября.

 Галина Уткина – директор Центральной библиотечной системы Советска: «Когда-то я предложила назвать библиотеку именем Исаака Яковлевича, а затем само собой получилось, что и чтения стали носить его имя. Это нужно чтобы сохранялась память о талантливом человеке. Мы заранее продумываем программу, ищем желающих поучаствовать, поделиться воспоминаниями, а затем готовим сценарий. Чтобы всё было не только интересно, но и кратко».

Одной из выступающих в этот раз была Людмила Рязанова, которая рассказала об очень личном опыте общения с Исааком Рутманом.

 Людмила Рязанова – жительница Советска: «Я более тесно познакомилась с ним, когда работала фельдшером. Поэтому знаю его немного с иной стороны чем другие. Жаль, что не радостные были обстоятельства нашего знакомства и общения, что мне приходилось помогать ему из-за ухудшившегося состояния здоровья. Но несмотря на болезнь он запомнился мне своей позитивностью, открытостью и энергией. Удивительный был человек!»

Ну а Сергей Кириллов знал Рутмана с 1967 года, вместе с ним водил экскурсии, работал и общался до последних дней. Но особенно в его память врезалось то, как Исаак Яковлевич поднял из небытия память о заключённых концлагеря «Оффлаг-53» близ литовского города Пагегяй.

Сергей Кириллов – писатель, друг Исаака Рутмана: «Летом 76-го я от Рутмана впервые услышал о концлагере. Он не мог понять, почему есть место, где гибли наши пленные, но о нём молчат? Сам

Сергей Кириллов знал Рутмана с 1967 года.

он узнал об этом от одного поисковика, который находил захоронения Второй Мировой войны. Исаак Яковлевич стал настаивать на том, чтобы память о концлагере «Оффлаг-53» была увековечена и через год состоялось открытие мемориала. На памятных щитах там было сказано о более 10 тысячах погибших военнопленных. Но на самом деле их было вдвое больше. Нам об этом рассказывал Фёдор Бычков – один из узников этого лагеря, которому удалось сбежать. Там люди в большинстве своём от голода гибли. Вся земля на территории была выкопана и все корешки съедены, поскольку заключённых не кормили. Бычков рассказывал, что из растений уцелела одна сосёнка молодая в центре лагеря, которую не съели только потому, что подходы к ней немцы простреливали с вышек. Исаак Яковлевич был, на мой взгляд, одним их тех, кто дал толчок увековечиванию памяти об этом страшном месте».

Память о жертвах войны Рутман сохранил и в своём стихотворении «Колокола Хатыни», которое на встрече прочла библиотекарь Татьяна Кряквина:

Кровь в жилах от услышанного стынет,

В глазах темно, и в горле спазмы ком.

Звенят, звенят колокола Хатыни,

Людмила Рязанова помогала Исааку Рутману бороться с болезнью.

Стучат в сердца набатным языком.

Туман над полем нехотя растаял.

На ветках трёх берез блестит роса.

По плитам пепельным течёт река людская,

Разноязычна речь, тревожны голоса.

На срубах каменных, у каменных калиток –

Цветы, цветы – куда не кинешь взгляд.

Никто не позабыт, ничто не позабыто!

Нет, камни не молчат! Да, камни не молчат!

Александр Сарычев был инициатором установки мемориальной доски Исаака Рутмана.

Нет, камни не молчат! Да, камни не молчат!

Священна боль за павших и доныне,

И завтра, на века, и на потом!

Звенят, звенят колокола Хатыни,

Стучат в сердца набатным языком!

Ну а советчанка Татьяна Кузьмина посвятила Исааку Рутману авторское стихотворение «Листая прошлого страницы»:

Собрались сегодня мы в библиотеке

Вспомнить о хорошем, добром человеке.

Годы пролетели быстро, как мгновенья,

Но не затихают «Рутманские чтения».

Город наш уютный, маленький, красивый

Он любил всем сердцем очень кропотливо!

Изучал край Прусский, ездил по селеньям,

Узнавал о многом из бесед, общений…

Дни, часы и годы, тихо, постепенно,

Собирал для книги материал бесценный!

С головой в работу эту окунулся

И мечтал, чтоб в город снова «Лось» вернулся…

Собирал монеты, редкие медали…

С Зинаидой дочку с сыном воспитали.

Находил он время творчеством заняться

И стихи в тетрадке до сих пор хранятся.

Город хорошеет, «Лось» гостей встречает,

Татьяна Кузьмина посвятила Исааку Рутману своё стихотворение.

Книгу о Тильзите молодёжь листает

И библиотека имя его носит,

Всех друзей в день памяти собирает осень…

На немецком здании памятный есть знак:

Здесь жил Почётный житель, Рутман Исаак!»

Конечно же были ещё выступления и тёплые слова, сказанные в память о виновнике «Рутманских чтений», который спешил жить и творить, успев многое сделать и снискать известность краеведа, поэта, писателя, стать почётным профессором Российской Международной академии туризма. Вот такой был интересный человек, имя которого сегодня носит городская библиотека Советска.

Ранее об установке мемориальной доски:

Увековечили память.

Владислав Тамга