Главная Новости Культура На очереди третий роман.

На очереди третий роман.

Валерий Гусаров с книгами немецкого писателя.

В Центральной городской библиотеке имени Рутмана прошла презентация двух романов о Восточной Пруссии.

Автора из старинного Вестфальского рода Йоханнеса Рихарда цур Мегеде (1864-1906 гг.) называют немецким классиком. Из-под его пера вышли социальный роман «Von zarter Hand» (1898) и книга, состоящая из трёх новелл «Kismet» (1896), «Quitt!» (1897) и «Überkater» (1904). Среди наиболее популярных его произведений были новелла «Das Blinkfeuer von Brüsterort» («Огонь Брюстерорта») и роман «Modeste» («Модеста»). Именно последние два романа, переведённые на русский язык, представит советчанам биограф автора и переводчик из Гусева Валерий Гусаров, который перевёл эти книги. Впервые подобную презентацию он провёл 8 сентября в день рождения Йоханнеса Рихарда цур Мегеде в городе Светлогорске, поскольку один из романов посвящён именно этому прусскому городку, в бытность немцев именовавшемуся Раушен. Затем были похожие встречи с читателями в Калининграде и Черняховске. Только после этого Валерий приехал на встречу с советскими поклонниками немецкой литературы. Гусаров рассказал, что занялся переводом книг случайно, поскольку в силу основной профессии работает в промышленности. С иностранцами он общается на английском языке и документация рабочая на нём же. Однако когда появилась идея перевести на русский язык книгу «Огонь Брюстерорта», ему пришлось изучить немецкий. Затем его увлёк роман «Модеста», повествующий уже о более близкой к Советску-Тильзиту местности. Валерию понравилось созданное автором описанием природы, нравов людей, их занятий как конезаводчиков из замка Георгиенбург (ред.: под Черняховском). Это место немцы называли Малой Литвой.

Фрагмент презентации у Рутмана.

Валерий Гусаров — переводчик: «28 декабря 2008 года я начал заниматься переводом, редактурой и в течении девяти лет эта работа продолжалась с помощью ряда друзей — директора Светлогорского музея Ларисы Быстровой, коллеги Валерия Андреичева, моей мамы Тамары Гусаровой, гусевской журналистки Ирины Смирновой, краеведа Александра Казёнова, Анатолия Бахтина, Любови Яровой. Они как народные редакторы прочли книги и дали свои замечания по улучшению русского текста».

И вот вам удивительный факт — Гусаров издал книги за свой счёт. По его словам процентов тридцать вернётся за счёт продажи, а остальное он расценивает как вклад в культуру родного края. В планах у Валерия перевести третий роман писателя, посвящённый земле, на которой мы живём. Благородно? Безусловно! Насколько интересны эти романы каждый из вас решит сам, прочитав их в библиотеке имени Рутмана (Валерий презентовал советчанам пару экземпляров). Ну а пока давайте посмотрим, что он пишет во вступлении к этим книгам…

Предисловие переводчика к новелле «Огонь Брюстерорта»

«Действие этого курортного романа разворачивается на побережье Замланда, в небольшом прибрежном курорте Восточной Пруссии. Ого! – скажет тут любой знаток истории XX века, – да ведь Восточной Пруссии больше нет, а есть Калининградская область Российской федерации. И будет прав. Такова историческая подоплёка этой книги. Её автор родился и умер в немецких землях, которые после Второй мировой войны отошли к Польше; его сёстры вышли замуж за помещиков из Восточной Пруссии, и в основе многих его произведений – нравы и быт этой земли, этой исчезнувшей Атлантиды, смытой цунами Второй Мировой. Хотя автор и не упоминает прямо название городка, но его буквально фотографические

Цветы от благодарных советчан.

описания и привязка к некоторым конкретным событиям не оставляют возможности для ошибки: это бывший Раушен, теперь Светлогорск, лето и осень 1900 года. Кроме того, большинство мест и объектов, описанных автором, сохранились до наших дней – иногда под другими именами, но в почти первозданном виде. Домики в швейцарском стиле, Варникенский лесопарк, станция Раушен-Орт, Мельничный пруд, сам маяк Брюстерорт не исчезли с лица земли и стоят немыми свидетелями истории, рассказанной автором, как будто строки романа послужили им незримой защитой. Точно и с неподдельной любовью описаны пейзажи и природа Замланда, или нынешнего Калининградского полуострова, так хорошо знакомые нам, теперешним жителям этой земли. Часть работы по переводу этой новеллы выполнена в тени башни маяка Брюстерорт – той самой, о которой говорится в романе. Огонь этого маяка, который герои романа избрали указателем своей судьбы, по-прежнему виден с променада Светлогорска – дамы и господа, посмотрите налево… Передо мной на стене аэропорта огромное фото Раушенского пляжа с отелем «Дюна», где отдыхали и лечили свои нервы благородные господа. Каждый раз, прогуливаясь по Штранд штрассе – теперь улице Ленина, я любуюсь изящной башенкой этого отеля. Больше века прошло с момента событий романа, больше века назад ушёл из жизни – в расцвете сил! – его автор. Много это или мало? Не слишком ли давнюю историю нам предлагает издатель? Но природа нашего края и природа человеческой любви так мало изменились. В любой ситуации не изменять себе. Ничего наполовину! – вот девиз и клятва героев романа. Устарели ли эти ценности – решать Вам, читатель».

Предисловие переводчика к роману «Модеста» 

«Роман «Модеста», или «Звезда Баргиннена», был закончен автором в 1905 году, незадолго до его смерти. Это последнее крупное произведение писателя, написанное с ясным осознанием близкой развязки собственной судьбы. Возможно, именно поэтому роман имеет относительно счастливый конец: перед лицом смерти писателю не хотелось уступать мраку и безысходности, и это делает ему честь. В Германии «Модеста» выдержала несколько переизданий, но на русский язык никогда не переводилась. Вряд ли это случайно: с одной стороны, цур Мегеде входит в список классиков немецкой литературы; с другой – он входит в этот список как раз «с другой стороны» – с конца: в литературных обзорах немецкой классики после его имени чаще всего следует «… и другие». Известные факты биографии Рихарда цур Мегеде не дают прямого ответа – почему местом действия многих своих книг он избрал Восточную Пруссию, причём ту её часть, которая ныне является частью России, и которая стала родиной уже не одному поколению россиян. Кёнигсберг, Раушен, Инстербург, Гумбиннен, Рагнит, Тильзит прочно освоены героями книг цур Мегеде. Здесь они живут, любят, страдают и умирают. Правдоподобной представляется такая версия: старшая сестра писателя, Мария Хартог цур Мегеде (также писательница), в 1893 году вышла замуж за помещика и офицера из Восточной Пруссии Карла Хартога. Поместье семьи Хартог – Гросс Калкенингкен – располагалось поблизости от Инстербурга, неподалёку от железной и шоссейной дорог Тильзит-Инстербург. Дорога от поместья в Инстербург проходила мимо конезавода и замка Георгенбург. Писатель, вероятно, часто гостил у сестры, бывал в замках Георгенбург и Инстербург, посещал Гумбиннен и хорошо знал жизнь и нравы местного сельского дворянства. Семейные мотивы и местная жизнь описаны им в романе «Модеста», известном также как «Звезда Баргиннена». Немало времени цур Мегеде, пытаясь поправить своё здоровье, провёл на курорте Раушен – это ясно из другого его популярного романа, «Огонь Брюстерорта». Поняв, что дни его сочтены, он срочно едет из Швейцарии – сюда же, но не доезжает каких-нибудь 100 километров до Инстербурга…

В отличие от романа «Огонь Брюстерорта», география «Модесты» целиком вымышленная, собирательная. На карте Восточной Пруссии Вы не найдёте ни замка Баргиннен, ни Эйзелина, ни Буссардсхофа. Иногда кажется, что автор нарочно запутывает следы, описывая несуществующие замки, указывая противоречивые расстояния до ближайших городов. И всё же ясно, что действие происходит где-то между Инстербургом и Гумбинненом, недалеко от шоссе на Тильзит… То есть примерно там, где находилось имение Хартогов – Гросс Калкенингкен. Неслучайными выглядят и систематические обращения автора и героев его книг к теме России. В самом деле, Россия упомянута уже в первом абзаце романа, и в какой форме – ни много ни мало «святая Русь»! Интерес к России писатель мог впитать с молоком матери – Фредерики фон дер Остен-Сакен, чья семья имела очень тесные связи с Российской империей. Впрочем, частые упоминания о России вообще весьма характерны для восточно-прусских писателей. И эти упоминания отнюдь не враждебны – чаще всего уважительны, полны интереса, иногда носят характер байки, а иногда удивляют донельзя – с чего бы немцу вдруг называть Россию «святой»? Но вполне ясно, что образ врага в те времена в сознании жителей Восточной Пруссии никак не был связан с Россией. Что же за книга предлагается читателю? Конечно, великая русская литература поставила высочайшую планку в жанре романа, и здесь не стоит ждать от цур Мегеде слишком многого. Так что перед Вами – не образец «тонкой литературы», а скорее – простой кусочек истории, незамысловато обтёсанный камешек в фундаменте современного нам мира. И несомненная ценность его в том, что камешек этот русскому читателю попадается впервые, и некоторые его грани могут быть весьма любопытны современному жителю Калининградской области. Ба… да тут и до нас люди жили!!! А ещё – в книгах цур Мегеде очень отчётливо проступает его любовь к этому краю, в котором мы теперь живём на правах наследников. И если мы хотим это наследство лучше понять и освоить – давайте прочитаем то, что с удовольствием читали обычные местные жители. Извлечём ли мы из этого урок, и какой – больше зависит от нас, чем от писателя. Лично я извлёк, и хочу поделиться с Вами этой возможностью. Автор же сделал всё, что мог и что успел: желающие могут сделать лучше и больше – теперь наш черёд. О личности писателя сведений пока собрано немного. Эта работа только начинается…»

Владислав Тамга

Фото: Анита Стародубцева