Главная Новости Происшествия Вернулись в лихие 90-е?

Вернулись в лихие 90-е?

Трупы оленей лежат по всему загону.

Программа «Вести-Калининград» сообщила о том, что в Калининградской области произошло «экологическое ЧП» — в концлагерь для оленей превратили частную усадьбу «Серебряное копытце» в Краснознаменском районе.

Информационное агентство Regnum сослалось на региональный Следственный комитет, который инициировал доследственную проверку по факту жестокого обращения с благородными оленями. Это произошло сразу после выхода сюжета о ситуации в хозяйстве на телеканале «Россия-1». Разумеется, эта информация не смогла не заинтересовать и наш медиа-ресурс. Мы ведь тоже часть Востока области, и всё происходящее здесь нам небезразлично. Поэтому когда автор сюжета Елизавета Попович предложила составить ей компанию в подготовке второй части материала, я долго не раздумывал. По пути к оленьей ферме «Серебряное копытце» мы забрали ещё и корреспондента районной газеты «Красное знамя» Елену Звягинцеву, которая первой забила тревогу, рассказав о том, что десятки животных терпят бедствие. По словам местной «акулы пера», ферма была построена в 2016 году и владельцы фермы заявляли журналистам о планах создать элитное фермерское хозяйство с большим количеством рабочих мест и организовать поставки на рынок России экологически чистой мясной продукции.

Ссылка на публикацию об открытии фермы: http://www.krasnoeznamya.info/news/serebrjanoe_kopytce/2016-01-26-3619

Уже на подъезде мы повстречали машину МЧС и лесной охраны, которые выезжали со стороны фермы. А где-то позади, судя по телефонным переговорам моих коллег, ехал и один из

Уцелевшее оленье стадо изолировали от трупов сородичей.

хозяев данного места Станислав Дзязин. Мы прибыли чуть раньше него и увидели, что в вольере, где ещё вчера журналистами были зафиксированы живые олени, бродившие между трупов сородичей, уже пусто. Точнее, остались одни трупы в разной степени разложения. Явно не вчерашние и не недельной давности, судя по высохшим рёбрам и отчасти мумифицированным частям останков. Живые особи паслись в отдалении, в другом загоне с молодой весенней травой. По периметру были набросаны груды сена, между которыми также виднелись трупы. По словам Елены Звягинцевой, не так давно здесь бурлила жизнь — олени радовали глаз, приезжали на экскурсии дети. Ну а теперь есть то, что есть… Всюду следы запустения и явного отсутствия хозяина. Как рассказала нам краснознаменская журналистка, о причинах произошедшего остаётся только гадать, поскольку жители соседнего посёлка Высокое как в рот воды набрали. Люди что-то знают, но молчат. Почему так происходит, мы догадались во время обхода периметра фермы. Когда прибыл её хозяин Дзязин, всё было культурно. Он начал рассказывать о происходящем, как о естественном процессе. Мол, привили животных, а часть из них не выдержала вакцинацию и пала от воспаления лёгких. По мнению оленевода более точно о причинах смерти копытных можно будет судить после заключения ветеринарной экспертизы, сделанной как раз накануне нашего прибытия.

Для вывоза трупов животных уже приготовили прицеп.

Но вскоре прибыл невысокий и коренастый мужчина, который был крайне агрессивен. Не стесняясь в выражениях, он обложил Елену Звягинцеву массой оскорбительных и нецензурных слов, велев ей убираться с его земли подобру- поздорову. Дал даже пять минут, после чего пообещал выкинуть журналистку «за шкирку». Кроме этого нежданный гость рекомендовал и нам как «свободной прессе» прекратить съёмку и не слушать то, что является чьей-то выдумкой. За изгородью по-прежнему виднелись трупы оленей, а Станислав Дзязин на вопрос что это за человек такой и почему он так «крут» на слова, только пожал плечами. В общем, ответа на свой вопрос мы не получили, но видеокамера калининградских «Вестей» зафиксировала явление буяна «от сих до сих». Думается, он и сам отдышавшись на отдалении, понял, что сглупил. Уж не знаю, известно ли этому краснознаменцу про статью 144 Уголовного кодекса России, но попытка воспрепятствовать законной деятельности журналиста в его деянии явно усматривалась. Да и про административную ответственность за оскорбление чести и достоинства тоже не стоит забывать. Видимо по этой причине, когда мы вернулись к служебной машине, мужчина сказал, что к нам, как «свободной прессе», у него претензий нет. Дескать, мы ведь не разбираемся в местных вопросах. Поснимали себе и уехали. Но узнав, что на место едет группа полиции и Следственного комитета, сел в машину и был таков. Вот фрагмент его нападок, который будет полностью опубликован в программе «Вести-Калининград»:

Станислав Дзязин тем временем посетовал, что всё происходит неспроста. То собак в загон забросят, то зерно травят, а он просто хочет работать по закону, исправно платить налоги

Станислав Дзязин (в центре) объясняется с полицией.

и обеспечивать местных жителей работой. По его словам, именно в силу своей законопослушности он не прикопал трупы рогатых в ближайшем лесу, а ждёт согласования разрешения на использование ближайшего скотомогильника. Иначе штраф, а он и так потеряв 12 животных «попал» почти на полмиллиона рублей. Правда на вопрос как дошло до того, что дорогостоящие животные (каждого он оценил в 40 тыс.ру.) оказались без воды и корма, начали голодать и умирать, Дзязин ответа не дал. Сообщил только, что бывает здесь раз в две недели, и по телефону контролирует двух работяг, которые должны кормить и охранять оленей. Зато на вопрос не пропадают ли у него олени и точно ли их там более восьмидесяти, только развёл руками. Ну, исчезло, мол, пяток и что? Работы в округе нет и людям нужно что-то кушать… Как за всем уследить? А до этого олени нет, не пропадали. Разве что он собственноручно забил двоих подранных псами до состояния полусмерти. Но их съели сами работники хозяйства и в лесу, опять же, не хоронили. Не пропадать же добру, да и природу жалко…

Это животное явно умерло давно.

После того как работница краснознаменской редакции упрекнула его в бардаке на ферме, Станислав Васильевич поинтересовался чей «заказ» она отрабатывает, и не с нею ли мы. Пока Елена Звягинцева объясняла ему, что причиной появления журналистов в хозяйстве стали слухи о его бедственном положении и голова оленя, найденная на перекрёстке неподалёку, подоспела полиция. Её сотрудники взяли хозяина в оборот, а нам вежливо сообщили, что без указания пресс-службы УМВД по Калининградской области никаких комментариев давать не уполномочены. Поняв, что тоже самое мы услышим и от ожидавшейся с минуты на минуту группы Следственного комитета, мы распрощались с фермером и полицейскими и отправились верстать свои статьи и сюжеты. Но, как мне кажется, это ещё далеко не конец странной истории со смертью оленей. Остаётся ждать вмешательства профильного министерства регионального правительства и экологов. Только тогда мы сможем узнать, что в действительности произошло в «Серебряном копытце», и почему благородный замысел организовать на берегу Шешупе процветающее агрохозяйство, трещит по швам.

Владислав Тамга