Главная Новости Культура История, которая трогает до слёз.

История, которая трогает до слёз.

Софья думает как сохранить семью.

В «Тильзит-театре» с успехом идёт спектакль Анатолия Грабовенко «На краю».

Сам же режиссёр и исполняет главную роль. Он играет деревенского мужика Трофима Ивановича, который живёт в маленьком доме с глухонемой женой Софьей. Деревянные полы, стены и мебель, тазик для умывания, шерстяные носки, нательные рубахи, папиросы и утренние газеты… Всё здесь по настоящему. Пара мечтает о ребёнке, но у них никак не получается и отношения охладевают. Мужичок начинает сторониться своей второй половинки. Жена предлагает выход — взять на воспитание осиротевшую девочку-подростка Ганьку. Ну а далее следует простая как мир история любовного треугольника, перерастающая в жизненную драму. Надо сказать, что спектакль идёт на малой сцене театра, которая добавляет ему камерной обстановки и эффекта 5D без всякой заморской чудо-техники. В помощь актёрам разве что прекрасный звук, свет и простыня с силуэтами наиболее интимных моментов жизни семейной пары. Они даже моются, едят и пьют по-

Ганька подкупила Трофима Ивановича своей непосредственностью.

настоящему и в зале ощущается запах простой деревенской похлёбки. Вместе с тем «вокруг» дома, где разворачивается главное действие, односельчане проходят к деревенскому храму, к речке или просто курят на завалинке. Здесь же их опрашивает следователь из города, приехавший после исчезновения едва не разбившей семью Ганьки. Но причина её исчезновения становится известной только Иванычу и циничной бабе — деревенскому фельдшеру, мастерски сыгранной Варварой Утробиной. Подчеркну, сюжет прост. Но зрителя подкупает обстановка и прекрасная игра актёров и исполнительницы двух главных женских ролей – 18-летней Анастасии Сорокиной и 19-летняя Марии Ваховой. Обе они – выходцы из театральной студии Ирины Салаевой «Иная возможность» Центра развития творчества города Советска. Возможно, в силу своего юного возраста девушки и смогли так мастерски вжиться в роли, созданные для них режиссёром Грабовенко. Да так, что у зрителя с первых минут спектакля ком в горле, а под конец зал плачет, от души сопереживая

Образ деревенского фельдшера получился очень колоритным.

героям пьесы. Не скрою, что увиденное растрогало до слёз и меня, но Анатолий Иванович скромно отшутился об успехе постановки и рекомендовал побеседовать с его партнёршами по сцене, с которыми играет «На краю» уже год.

Анастасия Сорокина – актриса спектакля «На краю»: «К нам в театральную студию позвонили и попросили выбрать несколько актрис. В итоге, мы оказались в спектакле. Работать с Анатолием Ивановичем интересно. Правда, сначала моя героиня не была глухонемой. Режиссёр решил сделать её такой для усиления эффекта. Чтобы сыграть, я начала учить язык глухонемых и стараться передавать свои эмоции через жесты. Получилась очень жизненная история, которая будет понятной каждому зрителю. Эта роль мне очень-очень нравится. У моей героини есть три стадии: она хочет ребёнка, но у ней не получается, затем просит мужа приютить осиротевшую девчонку, а после -убивает её. Три таких переломных момента играть было непросто, но очень интересно!»

Занавес…

Мария Вахова – актриса спектакля «На краю»: «Я тоже сразу согласилась на роль. Моя героиня нравится мне и подкупает своей непосредственностью. Она ребёнок и явно не понимает, что делает. Она не плохая и не хорошая и поступает так в силу своей детскости. Надеюсь, что нам удалось хорошо воплотить задумку режиссёра. Обидно, конечно, что у моей героини такой конец. Каждый раз, когда меня уносят и выбрасывают в речку, я переживаю, но когда мы выходим на поклон, это всё проходит. Помогают глаза зрителей и их аплодисменты. Но ещё больше в этой постановке мне жалко Софью. Думаю, что в её мире, реальности, не было другого выхода. Её поступок был импульсивным, но вряд ли можно было что-то изменить в такой ситуации. Хочу верить, что будут новые роли и новые спектакли!»

В завершение приведу мнение одной из зрительниц, которая просила не называть её имени. Она назвала спектакль чисто мужской историей измены и расплаты. Но ведь в итоге даже эта драма завершилась рождением новой жизни… Пусть через боль и смерть, но рождением. А это ли не счастливый конец и торжество жизни над смертью?

Владислав Тамга