Главная Новости Народная новость Журналист и на каникулах журналист...

Журналист и на каникулах журналист…

Марина Устякина из «Школы журналистики» Центра развития творчества Советска с пользой провела это лето. Девушка не только отдохнула, но и написала об этом заметку «Как же всё-таки хорошо на севере летом, или каникулы юного журналиста». Предлагаем вам её без правок.

Фото Мурманска прилагается…

«Этим летом, спустя два года, я вновь приехала в Мурманск. Изменились улицы, изменились люди, но только одно осталось неизменным — моё отношение к городу и стремление возвращаться туда всё снова и снова. Мурманск — город красивый, но суровый. Если Советск, который является местом моего проживания уже как десять лет, мне нравится сочетанием разных эпох в архитектуре: советская, немецкая и постсоветская. То Мурманск привлекает меня своими исключительными видами с сопок, на сопки и в сопках. Север никогда не отличался изобилием флоры, та же сирень цвести начинала только ближе к августу, хотя и это уже признак достаточно тёплого лета. Скажем так, на север летом просто так люди в здравом уме не ездят. Цветочков нет, есть зелень, но её ещё дождаться надо! Температура, дай бог, что пятнадцать градусов, и солнечно будет.

В общем, на севере летом делать нечего. Мне все так говорили, мне даже в Мурманске так говорили. А я поехала. И даже не пожалела. И даже не хотела уезжать обратно. Возможно, я человек, окончательно выживший из ума, ведь мне нравится Мурманск. Нравятся эти каменные дома, эти камни под ногами и ужасно холодный ветер, дующий прямо в лицо. Нравится доставать летом зимнюю куртку и идти гулять с друзьями. Мне нравится не спать до пяти утра из-за того, что забыла зашторить окно. Час ночи выглядит как час дня, и хочется уйти погулять и походить по почему-то безлюдным улочкам, как после апокалипсиса. Но нельзя, ночь же.

Зимой всё-таки красивее. Зимой в Мурманске есть смысл хотя бы находиться. Ради огромных хлопьев снега, валящих откуда-то сверху, ради того, чтобы выглядывать в окно хоть днём, хоть ночью и видеть непроглядную тьму. И ради того, чтобы выезжать за город, смотреть на небо и видеть зелёное-зелёное северное сияние. Стоять, раскрывши рот, и смотреть наверх. Как будто вокруг нет ни холода, ни ещё чего-то такого, что может тебя отвлекать от того, чтобы стоять посередь дороги и смотреть в небо, как будто впервые это сияние видишь.

Ах да, я же вроде бы про летнюю поездку писала… Как-то мы с друзьями выбрались в сопки на пикник. Поесть домашних бутербродов и попить чаю из термоса. Погода как раз была достаточно благоприятной, чтобы не умереть от обморожения, сидя на камнях около воды. Но с нами наших же бутербродов хотела поесть собака. Собака достаточно крупная, я не опытный кинолог, но похожа была на дворовую, у которой в роду были овчарки. И это уже было страшно. Потому что когда на вас несётся что-то похожее на овчарку, сердце останавливаться начинает мгновенно. Но она не лаяла, не показывала агрессию. Просто стремительно неслась к нам…Эту встречу не пережило несколько сосисок и вся колбаса из бутербродов.

Или вот ещё, про белые ночи, как раз. Когда я была на даче, то я жила в бане, которая являлась отдельным зданием. И я могла там хоть караоке-бар устроить на весь дачный посёлок. Папа с мачехой жили в доме. И вот, как-то я не могла уснуть до четырёх утра, смотрю в окошко, там солнце красиво так светит. Я вышла на улицу. Север севером, но комары здесь также беспощадны, как и на западе, поэтому долго я там не просидела. Зато на солнце посмотрела, и то радует. Практически всё время я прогуляла с друзьями, потому что у меня было всего лишь два месяца, чтобы понять, как же всё-таки хорошо на севере летом. Что бы мне там ни говорили».

Марина Устякина